Диана фон Фюрстенберг
Диана фон Фюрстенберг заявила о себе, как о дизайнере и значимой социальной фигуре в Нью-Йорке 70-х: ее платье с запахом из джерси стало культовой вещью...
Д

иана фон Фюрстенберг повлияла на стиль Нью-Йорка 70-х: ее платье с запахом из джерси стало культовой вещью целой эпохи не только в среде Studio 54, но и среди представителей Park Avenue. Последующие 30 лет ее бизнес расцветал, прогорел, и снова восстал из пепла в 1997 году, став мультмиллионой империей в 2012 году. О браке с принцем, платье с запахом, встречей с Дианой Вриланд и возрождение собственного бренда 66-летняя бельгийка рассказала во время Vogue Festival в Лондоне.

 О независимости

Когда я была молодой девушкой, я не знала, чем хочу заняться. Но я точно знала, какой женщиной хочу быть – независимой, способной отплатить свои счета, которая может встретиться с мужчиной и не гадать, позвонит ли он на следующий день… Я не только стала такой женщиной, но даже превзошла свои ожидания.   

О принце и замужестве

Я вышла замуж в 22 года за очень красивого принца, молодого Эгона фон Фюрстенберга. Я всегда шучу, что сказки этим заканчиваются, моя же история именно с этого и началась. Мы познакомились в университете в Швейцарии, где вместе учились. Летом Эгон отправился в Америку, я же проводила лето в Италии. Мне посчастливилось устроиться на практику к Анджело Ферренти, которому принадлежало несколько фабрик — по нанесению принтов на текстиль в Комо, обсуживающая Salvatore Ferragamo и Gucci, и фабрика по созданию джерси. Мне казалось, что я ничего не делаю – просто смотрю, как он работает. Но сейчас я могу с полной уверенностью сказать, что всеми моими знаниями я обязана Ферренти. В один из уикендов ко мне прилетел мой бойфренд, и мы обручились в Риме, но поскольку все было довольно неофициально (не считая кольца), я решила, что это еще ничего не значит. После Рима Эгон отправился в Индию, а я вернулась к своей практике. Спустя несколько недель, когда я поняла, что беременна, отправила Эгону телеграмму, сообщая неожиданную новость и предоставляя ему все шансы к отступлению. Но его ответ был таким: «Планируй свадьбу на середину июля». Сначала я опешила, с чего это он возомнил, что вообще может на мне жениться, но спустя полчаса уже не находила себя от счастья. Единственное, что омрачало ситуацию – понимание того, что со стороны все выглядит так, будто бы я нарочно «женила» на себе принца. Я сообщила Ферренти, что беременна, выхожу замуж и уезжаю жить вместе с супругом в Америку. Но, несмотря на обстоятельства, я очень хотела работать и попросила Анджело разрешения сделать несколько семплов на его фабрике, чтобы попробовать продать их в США. 

О встрече с Дианой Вриланд

По прилету в Нью-Йорк первым делом я добилась встречи с главным редактором американского Vogue Дианой Вриланд. Она была невероятно необычная женщина и многим помогла открыть дорогу в жизнь. Будучи беременной и с немаленьким животиком, я зашла к ней в кабинет и начала распаковывать свои платья, но увидев вокруг множество красивых вещей и украшений, почувствовала себя жалкой. И тут заходит Диана – черные волосы, красный лак на ногтях и длинный мундштук – я почти потеряла дар речи. Первое, что она сделала – подошла ко мне и, подняв мой подбородок, сказала: «Выше нос!». После нашей встречи, ее ассистентка сказала, что Диане очень понравились мои платья и она мне поможет. Я спросила, что же мне делать дальше. Ассистентка посоветовала снять номер в гостинице и продемонстрировать там свои вещи во время market week, а также включить себя в фешн-календарь. Воспользовавшись телефоном ассистентки, я сделала это моментально, не отходя от ее стола. 

О главной фотографии

Знакомый фотограф запечатлел меня, сидящей на белом кубе в моем первом платье. Куб был настолько большой и белый, что я решила на нем что-то написать и первое, что мне пришло в голову – фраза Feel like a woman. Wear a dress. Так это фото, копий которого не сохранилось, идет со мной по жизни. С этого платья все началось – и это платье, и этот принт существуют до сих пор. 

О платье с запахом

Я создавала топы с запахом, модель чем-то напоминающую топ для танцев. К нему предлагалось носить юбку. Однажды я просто решила совместить юбку с топом и посмотреть, что получится. Так в мои 27 лет я создала настоящий бренд и стала успешной. В 1974 году мы шили по 25 тысяч платьев в неделю! Практически у каждой жительницы Америки на то время было как минимум одно такое платье, а то и все двадцать. 

О случае в самолете 

Спустя три года супружеской жизни, мы с Эгоном развелись (после брака с принцем у Дианы осталось двое детей – дочь Татьяна и сын Александр, — прим. ред). Но мои карьерные успехи были как нельзя лучше. Однажды я летела по делам утренним рейсом. Так вышло, что в этот день я попала на обложку издания The Wall Street Journal, которое купила с собой в дорогу. На соседнем сиденье самолета сидел мужчина, пялился на мои ноги и грудь, и явно хотел познакомиться, но не знал, о чем заговорить. Он выдал: «Интересно, с чего бы такой девушке, как вы, читать The Wall Street Journal?» Я взглянула на него, как на последнего придурка, и хотела сказать: «Идиот, посмотри – я на обложке!», но вместо этого промолчала. Из всех самых значимых моментов моей жизни – этот самый приятный.

О продаже компании

Мы создали парфюмерную и косметическую линии, но финансовые трудности заставили меня продать компанию в 1983 году. Закончился первый этап моей жизнь под названием «американская мечта», но лишь для того, чтобы начался второй под названием «возвращение».

О возрождение бренда Diane von Furstenberg

Прожив пять лет в Париже, в 1990 году я вернулась в Америку и осознала, что все, что у меня есть – это сын, дочь и мой бренд, который я хочу возродить. Это было невероятно тяжелое время для меня, так как моя компания находилась в упадке и забытье, разбитая на части. Мне пришлось прийти к каждому, кому теперь принадлежала хоть какая-то доля компании и уговаривать продать ее. Восемнадцать лет назад у меня диагностировали рак горла – я уверена, все потому, что я не могла выразить себя. Благо я вылечилась и смогла вернуть свой бренд. На тот момент Розмари Браво, президент Saks 5 fitеh avenue, дала мне совет – опять начать с платья. Я так и сделала. Сегодня Diane von Furstenberg – глобальный бренд, мы продаемся более, чем в 70 странах мира. Полтора года назад я наняла креативного директора Ивана Миспельера, который перед этим прошел большой карьерный путь в Gucci, Chloé и Valentino, а теперь выводит наш бренд на новый уровень. 

 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: