Певец египетской свободы в Канне
Каннский фестиваль - это не только звездные фото-коллы, премьеры последних киноновинок, многомиллионные сделки и гламурные вечеринки...
К

аннский фестиваль — это не только звездные фото-коллы, премьеры последних киноновинок, многомиллионные сделки и гламурные вечеринки. В первую очередь, — и об этом из года в год не устают повторять организаторы, — это пространство, где происходит масштабный и многогранный культурный обмен, основанный на фундаментальных человеческих ценностях. В насыщенной фестивальной программе всегда отводится особое место для тех деятелей кинематографа, чье творчество и труд помогают сделать мир лучше, добрее, свободнее.

Это в равной степени касается и знаменитых своими благотворительными начинаниями звезд, и тех кинематографистов, которые светом настоящего искусства рассеивают тьму непонимания, противоречий и конфликтов. Начало ХХІ века, отмеченное стремительными процессами глобализации, стало временем колоссальных общественных трансформаций — смены режимов, революции, вооруженные столкновения и гражданские войны имели и до сих пор имеют место в совершенно различных уголках планеты, что спровоцировано столкновением взаимоисключающих идеологий и концепций социального развития.

Особенно бурные конфликты разворачиваются на севере Африки и на Ближнем Востоке — в регионах, где проходит условная граница между европейской, африканской и арабской цивилизациями. Кинематограф давно перестал быть безучастным наблюдателем. Совсем наоборот, кино превратилось в инструмент, с помощью которого художники переосмысливают происходящее, давая возможность каждому взглянуть на мир глазами непосредственных участников судьбоносных для целых народов событий. Таким образом, мировая общественность формирует более объективное, здравое и гуманное понимание проблемы. Учитывая, что Каннский кинофестиваль, по некоторым оценкам, является самым освещаемым культурным событием планеты, нет ничего удивительного в том, что показанные на набережной Круазетт киноленты приобретают широкую известность и становятся своего рода флагманами кинематографа текущего года. И, если большинство картин имеют коммерческое измерение (на знаменитой Ярмарке Кино ежегодно продаются и покупаются сотни фильмов), то для некоторых режиссеров это прекрасная возможность быть услышанными, вынести вопиющие проблемы общества на всеобщее обозрение, поведать миру о тех, кто готов пожертвовать собой ради праведных убеждений. Этот год не станет исключением — в Канн приезжает Юсри Насралла, египетский режиссер, чье творчество последних лет непосредственно связано с народной революцией в Египте.

Известный документалист на этот раз представит художественную ленту, которая откроет новые подробности печально известных событий на каирской площади Тахрир. Тогда, 2 февраля 2011 года, демонстрантов, протестующих против режима Хосни Мубарака, атаковали вооруженные нагайками сторонники президента на конях и верблюдах, в результате чего сотни людей получили травмы различной степени. Вечером того же дня по демонстрантам открыли снайперский огонь, но это событие получило гораздо меньшую огласку по сравнению с кавалерийским рейдом. Режиссер, лично знакомый с некоторыми из всадников — жителями района Назлет-эль-Самман — и даже снимавший их для фильма <<О мальчиках, девочках и вуали>>, наотрез отказывается видеть в них врагов народа.

В фильме <<После битвы>> Насралла представляет их как жертв обстоятельств, доказывая, что правительство просто эксплуатировало их гнев. Назлет — это несколько бедных кварталов неподалеку от пирамид, жители которого зарабатывают на жизнь катанием туристов на верблюдах. В целях перепланировки этой части города, власти возвели стену, отгороди туристов от местных жителей в надежде, что последние покинут это место. С началом революции жителям Назлета стало совсем сложно — туризм практически сошел на нет, и люди начали разбирать стену. Именно тогда приближенные Мубарака пообещали им вернуть их промысел, если те помогут разогнать демонстрантов. Несмотря на абсолютно реальную подоплеку, картина <<После битвы>> — это художественный вымысел, лейтмотивом которого, как и положено, является романтическая встреча одного из кавалеристов и юной демонстрантки. Явный дуализм мировоззрений мужчины (как представителя власти) и женщины (как борца за свободу) является характерным для режиссера, он просматривается и в других его лентах — фильме <<Женщины Каира>> и короткометражке <<Интерьер/Экстерьер>>, которая была показана в Канне в прошлом году в рамках специально посвященного египетской революции киноальманаха <<18 дней>>.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: