Ирина Дворовенко и Максим Белоцерковский

Бывшие солисты Киевской оперы, а ныне звезды American Ballet Theatre, Ирина и Максим рассказали MenSpecial о дружбе с Дональдом Трампом, сотрудничестве с Энни Лейбовиц и неизвестной стороне балетного искусства...

Ирина Дворовенко и Максим Белоцерковский в интервью MenSpecial рассказали о жизни на Манхэттене и работе в American Ballet Theatre…

«Oh my God, какие каблуки, какие шубы!, — Максим разглядывает девушек в лобби отеля Фермонт. – Ведь всего каких-то 20 лет назад здесь не было ни таких отелей, ни таких нарядов! Когда мы отсюда уезжали в 92-м, все выглядело совсем по-другому!».Ирина Дворовенко и Максим Белоцерковский снова в Украине после 20-летнего перерыва. По приглашению JetSetter.ua они прилетели из Нью-Йорка на гала-ужин в честь «самых стильных украинок». Выпускники Киевского хореографического училища, бывшие солисты Киевской оперы, а ныне звезды American Ballet Theatre привезли на родину волшебный балет Джессики Ланг Splendid Isolation.

Первым делом по пути из Борисполя, после трансатлантического перелета, супруги попросили подвезти их к оперному театру – говорят, только взглянуть, как теперь выглядит их дом родной, изменились ли афиши… Одного взгляда недостаточно – их тянет по протоптанной дорожке к черному входу. «Поймите, мы сюда каждый божий день пол жизни проходили!». Чистая правда: Максиму 40, Ирине 39, до 20 они трудились у станка и покоряли главную сцену в Киеве, следующие 20 лет – то же самое в Нью-Йорке, но уже с другими доходами и статусом. На служебном входе Оперного требуют пропуски. Ира и Максим наперебой начинают объяснять, что заехали экспромтом, без предупреждения, «только одним глазком взглянуть», 20 лет здесь не были, хотят в свои бывшие гримерки заглянуть… На часах 21:10, на сцене идет балет «Венский вальс», солирует Елена Филипьева. Когда за кулисами появляются Ирина и Максим, в театре начинается шоу «Жди меня» — слезы, объятия, крики. Вот первый партнер Ирины, а вот костюмер, которая первые пачки ей подбирала, а вот однокурсники Максима.

В Америке Ирина и Максим – не только балетные звезды, но и celebrities. На шоу Дэвида Леттерамана, на страницах Vogue, в первом ряду на показе Майкла Корса, на благотворительном аукционе Саши Пивоваровой – они всюду желанны. Их именные спектакли в «Метрополетен Опера» собирают аншлаги, а камерные выступления на благотворительных вечерах поднимают статус событий и ставки лотов. В Киеве их хорошо помнят балетоманы, а теперь узнал поближе и столичный свет.

— Ирина, Максим, как так получилось, что вы не были в Украине 20 лет?

Максим: После переезда в США наша жизнь так забурлила, так нас закрутила эта волна, что лет десять мы потратили на то, чтобы построить карьеру, семью. А потом пошли международные гастроли, приглашения по всему миру… Единственное, что напоминало о том, что прошел год – елка. Время бежит-бежит – вот елка в доме появляется, значит –Новый год. И опять побежало. Мы брались за все гастроли. Ведь жизнь артиста балета очень коротка, так что мы должны быть жадными до работы и ролей. А потом сели с Ирой как-то, и подумали: Боже мой, уже 20 лет прошло!
Так что приглашение от Jetsetter.ua мы приняли с радостью. Еще бы – это ведь такая прекрасная возможность выступить на родине, а еще –увидеть театр, в котором мы сформировались и откуда начинали, увидеть друзей, своих педагогов. Это настоящий подарок судьбы! Таких эмоций мы не получали очень давно.

— В Нью-Йорке вы живете в самом его сердце – на Манхеттене. Быстро влились в ритм этого сумасшедшего города?

Ирина: Нью-Йорк – город сумасшедшей жизненной энергии, если у тебя есть силы совладать с ней – это классно. Манхэттен — маленький островок, очень много людей, каждый хочет урвать лучшее. Поэтому, чтобы рядом сосуществовать, нужно крутиться как белка в колесе. К этому быстро привыкаешь, и это уже становится твоей зависимостью. Когда мы на гастролях попадаем в спокойное место, то шутим с Максимом, что как будто в рехабе оказались. Приезжаешь, например, в Монтану – вечером на улицах никого. В Нью-Йорке все по-другому. Вот хочется тебе в три часа ночи арбуз – ты идешь и покупаешь арбуз, вспомнила на рассвете перед вылетом, что закончился лак для волос – у дома круглосуточный магазин со всем необходимым. Так и живем в круглосуточном водовороте.

— Известно, что специфика в американском балете такая: в New York City Balet ходят на постановки, а в ABT ходят на солистов. Вы – главная звездная пара ABT, на ваши спектакли раскупают билеты. Как вы этого добились, прилетев за океан, в чужую страну?

Ирина: В США пробиться сложно, особенно паре. Но тут нам, видимо, помог артистизм. Ведь что такое техника: даже самое сложные фуэте или пируэты со временем зрителю надоедают. Так что помимо хорошей техники мы добавляем в свои спектакли артистизм. У нас не то, что женщины, мужчины на спектаклях плачут!
Максим: Так получается, что каждый из нас не перетягивает внимание зрителей на себя, мы «звучим» вместе, и получается один «голос». По словам критиков, на наших постановках в воздухе присутствует электричество.

— Видимо, это электричество действует и на ваших известных поклонников: Дональда Трампа, Алека Болдуина. Они часто после спектаклей приходят к вам в гримерку выcказать восхищение?

Максим: По протоколу даже Дональд Трамп не имеет права зайти за кулисы после спектакля, новне театра можно сказать, что мы общаемся семьями. Его жена Мелания и Ира сошлись с первой встречи. Они обе славянки и обе – мамы: им есть что обсудить.
Ирина: Дональд нас даже приглашал стать членами жюри в его конкурсе красоты, но у нас в это время был спектакль. Кэролайн Кеннеди часто приходит к нам за кулисы, Каролина Эррера, Анна Винтур, Наталья Водянова, Линда Картер. Недавно познакомились с женой Игоря Крутого Ольгой – замечательная женщина, мы были у нее в гостях в нью-йоркской квартире, ходили вместе в ночной клуб.

— Вы «свои» и в мире моды. Ходите на показы нью-йоркской недели моды, сотрудничаете с дизайнерами…

Максим: Ира произвела настоящую модную революцию в нашем театре. Ведь обычно как бывает: после «Лебединого» солистку ждут у служебного входа поклонники, а она выходит такая замученная, в джинсах, футболке, сразу после душа, с мокрым хвостом, под глазами – синяки. В общем, выглядит как бездомная. А Ира после «Лебединого озера» всегда выходит как королева – в модной дизайнерской одежде, с мейкапом. Она позирует на мыльницы поклонников как на красной дорожке! И со временем другие балерины тоже стали подтягиваться. Теперь они все выглядят после спектакля так, как будто только что вернулись с отдыха в Сен-Тропе.
Ирина: Мы в плане выбора дизайнерской одежды большие счастливчики. Для нас создавали одежду Кельвин Кляйн, Валентино, Джафранко Ферре, Беджли Мишка, Каролина Эррера. Со всеми этими дизайнерами мы знакомы.
Максим: Понимаете, для них очень престижно одеть балерину. Ведь это — не просто муви-стар, она стоит на отдельном пьедестале.
Ирина: То же самое касается и драгоценностей: Harry Winston, Jacob&Co, Graff всегда предлагают мне свои новинки для светских выходов. Очень приятно, когда тебе уделяют такое внимание.
Кстати, уже 17-ый год подряд мы каждый сезон попадаем в светскую хронику «Нью-Йорк Таймс». На ежегодное открытие сезона Американского балетного театра в «Метрополитен-опера», приходят все мировые звезды: актеры, дизайнеры, стилисты, пресса.
Максим: Все говорят, что 90% людей покупают билеты, чтобы посмотреть, во что Ира будет одета на последнем поклоне.

— Ирина, у вас есть любимые украшения?

Ирина: Максим и мои родители подарили мне на нашу десятилетнюю годовщину бриллиантовый браслет. С ним связана интересная история. Я надела украшение один раз на важный ужин с послами, а потом потеряла на улице, и найти не смогла – тогда Нью-Йорк завалило снегом. Я просто рыдала, для меня этот браслет был очень дорог. На следующий день мы отправились на гастроли в Вашингтон и вернулись домой лишь две недели спустя. И вот идем мы с Максимом по улице, я бросаю взгляд на землю и вижу… мой потерявшийся браслет! Просто представьте себе, какова вероятность найти потерянную вещь среди снегов в многомиллионном городе. Это было настоящим чудом!
Еще я до сих пор ношу маленькие бриллиантовые сережки, которые мне на 20-летие подарил Максим. А сама мужу я покупаю дорогие часы.

— Куда ездите отдыхать?

Максим: Нам очень нравится отель Kempinsky в Иордании. Мы были там уже два раза – потрясающий отдых. Там целебное Мертвое море, оно очень полезно для наших косточек, мозолей и замученных мышц.
Ирина: Обычно у нас не бывает длительных каникул, иногда мы можем вырваться на три дня в Мексику. Ну и мы довольно избалованы нашими состоятельными друзьями – часто приглашают нас на уикенд отдохнуть у них на яхте.

— Ваши друзья – известные люди?

Максим: Они очень скромные, но состояние у них больше, чем у Трампа. У них свои госпитали. Когда у президента Клинтона были проблемы с сердцем — операцию он делал в больнице у наших друзей.

— Вы бы хотели, чтобы ваша семилетняя дочь Эмма-Галина пошла по вашим стопам?

Ирина: Это зависит от ее желания, хотя потенциал в ней – громадный. Эмма-Галина танцует с двух лет: балет, чечетка, джаз-классы, дважды в неделю занимается музыкой, рисованием, плавает как русалка: запросто преодолевает олимпийский бассейн. Ходит во французскую школу, знает и русский язык тоже. Мы гордимся нашей деткой и уже скучаем по ней здесь, в Украине!
Максим: Звонили ей сегодня по скайпу, видим – она в бигуди сидит: папа, мама, где мои туфли на каблуках? Я с подругой иду на балет «Щелкунчик».

— Ирина, Эмма-Галина стала известной еще до рождения, благодаря вашей фотосессии для журнала Vogue, на которую вы решились на седьмом месяце беременности…

Ирина: Когда мне сказали, что фотографом будет Энни Лейбовиц, то я даже не раздумывала – сразу согласилась, ведь она – уникальна. Кстати, свои пробные снимки Энни никогда никому не дарит, а нам подарила всю фотосессию, и там не было ни одного неудачного снимка. Каждое фото — как картина.

— Вы наверняка смотрели нашумевший фильм «Черный лебедь». Какие у вас были впечатления от него?

Максим: Мы благодарны режиссеру Даррену Аронофски за то, что он показал вторую сторону нашего дела, которую никто не видит: боль от травм, моральный стресс, когда ты вечно недоволен собой, все эти переживания.
Ирина: Когда ты все время себя ешь поедом, плюс у тебя температура 39, у тебя порвана связка, оторвано ребро, врачи стоят в кулисах – а тебе нужно выступать, ведь эти травмы зрителя не волнуют.
Максим: Меня удивили охи-вздохи в зале, когда Натали Портман снимает пуанты, а у нее ноги в крови. Ира от этих криков в зале даже заулыбалась – у нее ведь такое после каждого спектакля с ногами.
Ирина: Как-то я выступала в Германии и мне чуть не ампутировали мизинец на ноге: я его травмировала, началось заражение, а я танцевала «Спящую красавицу». К счастью, палец все еще при мне. Но что я вам рассказываю, это все не важно. Результат того стоит.

 

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: