Наталья Гоций: «Мне пришлось заново учиться есть»

Наталья Гоций

О неприличных предложениях, анорексии и модельных гонорарах
Героиня совместного телепроекта Final Cut Media и «Нового канала» «Как стать супермоделью» супермодель Наталья Гоций дала эксклюзивное интервью JS, в котором рассказала об анорексии, непристойных предложениях и высоких гонорарах, а также объяснила, как удачно совмещать работу и материнство.

«Моделинг я воспринимала как возможность заработать немного денег»

«В свое первое агентство я попала случайно — пришла за компанию с подругой, которая грезила fashion-бизнесом. Мне тогда было 15, но я была серьезным подростком, который даже не помышлял делать модельную карьеру. Я изучала финансы и была далека от «глянцевого» мира — он был мне не интересен. Моделинг я воспринимала исключительно как возможность заработать немного денег в свободное от учебы время.

Конкурс Ford Models Supermodel of the World стал моим счастливым билетом. Я даже не числилась в списке конкурсанток: в самый последний момент мне пришлось выйти на замену отсутствующей девушки. Свои шансы на победу я оценивала как стремящиеся к нулю: мне казалось, организаторы сделают ставку на начинающих девушек в возрасте 15-17 лет, в то время как мне уже исполнилось 18. Так что титул победительницы и шанс представлять Украину в финале конкурса стали для меня полной неожиданностью».

«Выделенного агентством бюджета едва хватило на мой билет»

«В Нью-Йорк остальные конкурсантки прилетали с целой командой: букером, родителями, менеджерами. Я же прилетела одна: выделенного бюджета едва хватило на мой билет. Но жюри расценило это по-своему: «Она настолько уверена в себе, что ей не нужна поддержка», — говорили обо мне. Это сыграло в мою пользу — я выиграла контракт с Ford Models и денежную премию.

Переезд в Нью-Йорк дался мне нелегко: хотя мой английский был на достаточно высоком уровне, бытовых проблем хватало. Кроме того, «домашней» девочке было психологически тяжело уехать далеко от семьи. Поначалу я жила в models apartment, но достаточно быстро сняла себе отдельную квартиру.

Сложности были и с режимом. Кастинги в Нью-Йорке проходят ежедневно: начинаются в 7 утра, а заканчиваются в 8 вечера. Но когда стоит выбор — работать, пусть и напряженно, каждый день, получая хороший доход, или вернуться в Киев и отдыхать, — ты, конечно, выбираешь работу. Первый гонорар я получила во время New York Fashion Week, это были 5 000$. Потом, конечно, гонорары исчислялись другими нулями, но тогда эта сумма казалась мне астрономической».

«Я — не топ-модель»

«Жизнь модели — это показы на мировых Неделях моды и съемки между ними. Моя карьера стремительно пошла гору уже во время первого сезона: я открыла показ Zac Posen, одной из первых вышла на шоу, а через несколько недель стала лицом Ralph Lauren.

Я никогда не считала себя топ-моделью. Я совсем не тщеславна: всегда воспринимала моделинг только как работу, никогда не считала себя особенной или избранной — я просто девушка, которой повезло оказаться в нужное время в нужном месте. Я не храню видео своих catwalk или журналов со своими фото на обложке».

О разнице менталитетов

«Мне намного комфортнее работать в Нью-Йорке. Разницу в подходах я заметила еще в первый год своей карьеры. Американцы более толерантные, в нью-йоркских агентствах моделям никогда не говорят напрямую: «Тебя не взяли на такой-то или такой-то показ», и даже не дадут понять, что тебя не взяли. Менеджеры стараются приободрить своих подопечных. В то же время в Париже ты обязательно услышишь от представителя агентства, почему ты не прошла кастинг и по какой причине его прошел кто-то другой. В Америке все лояльней и отношение моделей с букером намного ближе».

«Если тебя не выбрали на каком-то кастинге — это не значит, что ты в чем-то плоха»

О начинающих моделях

«Многим моделям было бы гораздо проще строить карьеру, если бы они научились не воспринимать отказы как личную обиду: если тебя не выбрали на каком-то кастинге, это не значит, что ты в чем-то плоха. Это просто означает, что у дизайнера или ответственных за съемку перед глазами картинка, в концепцию которой твоя внешность не вписывается.

Мне кажется, модельные агентства должны объяснять своим подопечным эти моменты. Все-таки fashion-рынок сейчас молодеет, и девочки приходят в агентства в гораздо более юном возрасте.

Кроме того, не стоит воспринимать в штыки рекомендации букеров: если тебе предлагают немного осветлить или укоротить волосы, сменить стиль одежды — это не критика, а желание помочь. Все-таки профи от агентства лучше знают, как подать внешность в более выгодном свете. Например, некоторые наши соотечественницы любят чересчур наряжаться на кастинги, а это отпугивает потенциальных клиентов. В таком случае представитель агентства, скорее всего, порекомендует одеваться более сдержано».

О промоутерах и приватных ужинах с клиентами

«Конечно, существует обратная сторона fashion-бизнеса. Вокруг начинающих моделей вращается множество так называемых промоутеров. Это люди, которые не имеют абсолютно никакого отношения к твоему агентству. К примеру, такой промоутер приглашает модель на ужин, а там оказывается еще несколько мужчин, заплативших промоутеру за то, чтобы пообедать в компании красивых девушек. Тут нужно четко понимать: если инициатива посещения мероприятия не исходит от твоего агентства, идти не стоит. Считайте, это азы безопасности для моделей. Я не хочу оправдывать девочек, ведущихся то ли по наивности, то ли из врожденного авантюризма на такие предложения. Я всегда избегала подобных сомнительных знакомств, в конце концов, за свой ужин я могу заплатить сама».

Об анорексии

«В какой-то момент я резко похудела, это стало следствием напряженного рабочего графика и бешеного ритма жизни. В тот момент я могла неделями не спать в кровати: полноценный сон мне заменял отдых в неудобных креслах самолетов. У меня могло быть до семи перелетов в неделю.

Я привыкла к сбалансированному питанию, не ем fast food, а именно его, разведенный кофе и печенье обычно предлагают в качестве перекусов на съемках. Такую еду я бы не стала есть, даже сильно проголодавшись. А времени, чтобы пойти куда-то пообедать, у меня попросту не было. Выбирая между тем, чтобы сесть и съесть салат и опоздать на примерку к Dolce & Gabbana, на показе которых ты выходишь с Наоми Кэмпбелл, или остаться голодной, но прийти вовремя, я выбирала пунктуальность. Для меня тогда в приоритете была моя работа — я просто не могла выполнить ее плохо, опоздать, подвести кого-то. Так что мое питание в тот период фактически сошло на нет, и это стало моей главной ошибкой».

«Мне пришлось заново учиться есть»

«Вечером я становилась на весы в отеле, и мне казалось: «Класс, я за день похудела на килограмм, интересно, что будет завтра?». Таким образом мой вес снизился до 47 килограммов. В Париже я открывала и закрывала показ Guy Laroche: когда на меня перед показом надели платье, оно на мне висело — оказалось, что с момента примерки я похудела на 5 килограммов. Стилисты отказались подкалывать его из за-сложного кроя и заменили мой наряд на супероткрытое платье. Это оказалось неудачным решением: на подиуме платье показало всю мою худобу, и из-за фото в прессе начались разговоры об анорексии.

Мне не стыдно признаться, что в какой-то момент мне пришлось заново учиться есть и обратиться к психологу. К этому я подошла сознательно и понимала, что это нужно только мне. А весь искусственно созданный ажиотаж в медиа меня мало волновал. К тому моменту я уже была в Украине, с семьей, и чувствовала себя нормально. Чуть позже, когда я вышла замуж и возник вопрос о детях, мне пришлось обратиться к специалистам, пересмотреть свой режим питания и образ жизни.

Рождение первенца, Спартака, стало для меня шансом восстановить моральные и физические силы, а также было долгожданным отпуском после четырех лет интенсивной работы. Со второй беременностью было все по-другому. На 7-м месяце я летала в Нью-Йорк снимать рождественский лукбук для Bobbi Brown, а после еще снялась для рекламы L'Oreal Professional: мне было легко работать до поздних сроков беременности».

«Я не рвусь выходить на подиум с 15-летними»

«Модный бизнес совершенно не такой, каким видится со стороны. Catwalk на мировых Неделях моды — это только верхушка fashion-айсберга. Для моделей такая работа — вопрос престижа, оплачиваются показы не очень хорошо. Финансово гораздо выгоднее сниматься в рекламе. К примеру, если есть выбор — выйти на показе на Неделе моды в Милане либо сняться для немецкого каталога, гонорар за который исчисляется десятками тысяч долларов в день, то ты понимаешь, что неделя работы в Берлине выгодней, чем забег по кастингам. Именно такой коммерческой работой я сейчас и занята: я не рвусь выходить на подиум с 15-летними».

О работе после рождения детей

«Перед тем, как вернуться к работе после рождения второго ребенка, я четко дала понять моему агентству, что хорошо оплачиваемые коммерческие съемки для меня сейчас в приоритете, за high fashion я не гонюсь. Я работающая мама, которой нужно думать о благополучии сыновей.

Еще один распространенный стереотип — возраст. После 25-ти карьера модели не заканчивается. Сегмент рынка, в котором задействованы модели, вышедшие из подросткового возраста, гораздо шире, чем кажется. Конечно, для Teen Vogue предпочтителен типаж 17-летней нимфетки — вряд ли бы меня сейчас пригласили сняться на обложку подросткового глянца. Но, к примеру, для съемок парфюма Sexy by Carolina Herrera 17-летняя модель тоже не подойдет: она просто не будет соответствовать концепции продукта».

Комментариев нет

Для того, чтобы добавлять комментарии к статьям, вам необходимо авторизоваться на сайте.
Материалы данного сайта не могут быть использованы на других сайтах и изданиях без письменного подтверждения редакции JetSetter.
С более детальными правилами вы можете ознакомиться в разделе «Правила использования материалов портала JetSetter.ua»
© 2016