Підтримую лікарів
Создатели сериала «Чернобыль» — об Украине, кастинге, важнейшей сцене и творческих планах
Мини-сериал о самой масштабной техногенной катастрофе человечества завершился. JS собрал мнения авторов и актеров!
С

овместный проект HBO и Sky Television, посвященный аварии на Чернобыльской АЭС, всколыхнул мир. Премьера сериала состоялась 6 мая и почти сразу собрала у экранов миллионы зрителей, и не только украинцев, которых непосредственно касается эта трагедия. Более того, по рейтингу сериал обогнал легендарную «Игру престолов», которая долго удерживала лидирующие позиции, но после слабого финала уступила место.

Сейчас рейтинг «Чернобыля» на IMDb — 9,7 из 10 возможных, но одновременно работа получила противоречивые отзывы, в том числе и от самих ликвидаторов. Некоторые из них крайне недовольны сюжетными линиями, деталями и изображенными последствиями воздействия радиации на организм человека. Главное — равнодушных нет, поэтому проект, безусловно, заслуживает внимания. Все, что нужно знать о создании самого топового сериала современности, посвященного катастрофе 33-летней давности, — в специальном обзоре JS.

Актер Стеллан Скарсгорд, сыгравший Бориса Щербину, одну из ключевых ролей, признался: «Я думаю, что это не только исторический проект. В том смысле, что он затрагивает и очень важные темы: отвагу, человечность, честь. Речь идет не только об экологических проблемах, которые неустанно продолжает создавать человечество. «Чернобыль» демонстрирует систему, которая должна быть непогрешимой, удивительно безопасной и эффективной для общества, но катастрофа безжалостно всколыхнула имидж государства, угнетая ее лидеров и уровень их тотального контроля».

«После просмотра сериала могу заверить, что все так и было — в контексте бездействия и безвластия. Система, сами понимаете», — рассказывает один из ликвидаторов. Об особенностях системы в своих интервью вспоминает и дозиметрист, ликвидатор последствий аварии на ЧАЭС Леонид Седов. Он призывает иметь свое мнение — более того, не смотреть сериал вовсе. Ведь присутствует художественный рассказ. И он, как он думает, искажает реальные факты: «Есть эпизод, где ликвидаторы согласились работать за большие деньги. Но это же ложь! О вознаграждении и речи не было. На добровольных началах нас направили на ЧАЭС в командировку, а мы хотели одного — помочь».

Помощь необходима была тогда, стоит о ней говорить и сейчас: экология вокруг реактора незащищенная, и это известный факт. Ученые предполагают, что пройдет не менее 20 000 лет, прежде чем зона у «заключенного» в кожух реактора снова станет безопасной для проживания человека. И это, уточняем, только предположения. Поэтому работа, за которую взялись HBO и Sky Television, была сверхсложной, тем более это первая серьезная киносъемка о чернобыльской трагедии. Режиссером выступил швед Йохан Ренк, а создателем, исполнительным продюсером и сценаристом — американец Крэйг Мейзин.

Крэйг Мейзин известен по лентам «Ангелы Чарли» и «Мальчишник в Вегасе — 2», поэтому история в подобном драматическом жанре — его творческий дебют. И дебют не сериальный, а полнометражный, ведь он описывает свою работу как 5-серийный фильм и никак иначе.

Я думал, что много знал о Чернобыле, но оказалось, что не знал ничего!

«Я думал, что много знал о Чернобыле, но оказалось, что не знал ничего. Я прочитал много статей, пересмотрел документальные фильмы (пытался детально понять все аспекты трагедии), и теперь я откровенно заявляю, что знаю о Чернобыле все и даже больше, — заверил Мейзин. — Я долго занимался комедией, я люблю этот жанр, но не жалею, что изменил ему. Эта работа показала ту сторону меня, где больше меня настоящего. В этой истории раскрылся мой интерес к науке, природоохранной сфере и истории».

О кастинге

«Мы потратили много времени на кастинг, провели месяцы в маленькой комнате в Лондоне, чтобы увидеть всех этих людей», — рассказывает режиссер Йохан Ренк, известный как автор видеоклипов Мадонны, Робби Уильямса и нескольких эпизодов «Ходячих мертвецов» и «Во все тяжкие».

«Мы пересмотрели тысячи актеров. Это очень сложный процесс, ведь именно актер влияет на характер. Между тем, что есть в сценарии, и тем, что на экране, должен возникнуть танец, который постепенно превращается в энергию. Все дело в инстинктах. Персонажи, описанные на бумаге, должны ожить, как только вы встречаете правильного актера. И нам это удалось».

Уверяю вас, мы смогли бы написать книгу о процессе кастинга!

«Нет особых правил для подражания. Уверяю вас, мы смогли бы написать книгу о процессе кастинга. Мы работали с Ниной Голд и Робертом Стерном в Лондоне, которые являются лучшими из лучших, когда речь идет о кастинге, и нам все удалось».

О процессе съемок

«Во время съемок я чувствовал безграничное уважение ко всем, кто пострадал. Каждую минуту экранного времени я пытался почтить всех участников трагедии и тех сотен тысяч людей, которые в один миг стали бездомными. Это был сложный период».

О сцене на мосту (1-й эпизод)

«Все сцены служат разным целям. Для меня сцена на мостике стала чем-то слегка импрессионистским, ведь в ней есть особый магический характер. Что мне нравится в моей работе, так это то, что я могу подходить к различным сценам в зависимости от того, что они демонстрируют. И самое главное — как. Для меня эта сцена является сверхважной».

Я полностью доволен тем, как мы все это сделали. Этот фильм изменил меня и, думаю, изменил моих зрителей!

«Этот мостик — настоящее место. Сегодня он все еще известен как Мост Смерти. Он находится примерно в километре от электростанции. Ходят слухи, что всех, кто вышел в ту ночь на него, чтобы посмотреть на катастрофу, больше нет с нами. Правда это или нет, я точно не знаю, но знаю точно: когда мы снимали эту сцену, то почувствовали глубокий внутренний резонанс. В этом эпизоде должно было быть что-то интуитивное, но в то же время ужасающее, болезненное, с особым смыслом и настоящим чувством неизбежности необратимого».

Об Украине

«Украина не впервые страдает от режима, — делится сценарист Крэйг Мейзин. — Историческая картина свидетельствует об этом. В начале 90-х это была чрезвычайно ценная, плодородная земля, житница Советского Союза, которая вмиг стала отверженной. Стоит вспомнить и о насильственной коллективизации Сталина в 30-х годах, которая укореняла центральную позицию Советского Союза, и о Голодоморе, который почти уничтожил страну много лет назад».

«Жестокая судьба испытывает Украину, — продолжает Мейзин. — Ей хватило всего этого на долгие годы вперед. Но окончательно ли? Хотелось бы сказать, что Чернобыль был окончательным испытанием, но, к сожалению, та ситуация, которая сейчас происходит на востоке Украины и в Крыму, испытывает ее снова».

О будущих проектах

«Сейчас меня как режиссера больше ничего не интересует, — делится Йохан Ренк. — Я даже не читаю новые сценарии. Прямо сейчас я не интересуюсь ничем, если честно. Я чувствую себя опустошенным, но невероятно довольным с точки зрения творческого исполнения. Пока никакой работы, но кто знает, что будет дальше».

Я испытываю гордость за участие в этом проекте.

«Все, что вы делаете, влияет на то, кто вы есть как режиссер. Я все еще пытаюсь окинуть взглядом все то, что испытал, и думаю, что пройдет время, пока я выйду из этого состояния. Пока я собираюсь сделать небольшой перерыв и пообщаться с семьей, а потом посмотрим».

Благодарность зрителям

«Я должен быть честным, я работаю в достаточно особой профессии — дурной, я бы сказал. Я делаю фильмы для людей, чтобы развлекать их, не больше. Но внезапно, впервые в моей карьере, появилась другая цель. Цель рассказать историю и почтить участников, и я чувствую большую гордость, что все произошло. Я испытываю гордость за участие в этом проекте. У меня состоялся самый удивительный творческий период, незабываемое время вдохновения и глубокого сотрудничества. Я полностью доволен тем, как мы все это сделали. Этот фильм изменил меня и, думаю, изменил моих зрителей».

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: