Блог Картыны

Блог Картыны

Вы не разбираетесь в моде, если не знаете этого

 

СИМУЛЯЦИЯ ЗНАНИЯ

Вы можете бесконечно отнекиваться и делать вид, что эта тема вас не касается. Но любой отрезок времени будет связан с тем, как выглядели куски ткани или кожи, натянутые, обвернутые или сшитые ради того, чтобы согреть, защитить или даже спасти человечество от вымирания. И слава богу, что всегда находились люди, которые относились к одежде не только с функциональной точки зрения. Именно они сделали все возможное, чтобы мы чувствовали себя обязанными забивать шкафы разносезонными, разнофасонными и разноцветными изделиями ради удовлетворительного отражения в зеркале. И я хочу вам сказать, что нам еще повезло со временем проживания, потому что улучшения в вопросе внешнего вида начались на самом деле не так уж давно. Демократизация моды была одним из ярких признаков эпохи модерна. Особенно среди той части общества, которую позже назвали demimonde или «полусвет». Именно в ней началось наиболее бурное движение умов, что в итоге привело нас к моменту, когда каждый школьник уверен, что только H&M от Marni — самая «школьная» из всех форм для старшеклассников.

В странах с полностью выхолощенным отношением к высшему обществу, аристократии и другим проявлениям родовых или семейных заслуг, на поверхности рядом с чудом сохранившимися носителями высокого потомственного статуса, представителями лучших семейств, всегда соседствуют люди случая, ловцы удачи, авантюристы, модники и аферисты. Вот им-то мы и должны сказать спасибо. Современная мода по сути своей рождена на костях тех, кто оказался готовым «перформить на людях», вопреки рамкам устоявшегося вкуса, вопреки приличию, а иногда даже вопреки нормам гигиены.

Наверняка сложно будет поспорить с тем, что сегодня гораздо большее количество тех, кто может назвать десять дизайнеров с мировым именем, чем тех, кто без запинки сможет произнести имена пяти нобелевских лауреатов. Я сам очень люблю современный мир за отсутствие глубины, это позволяет, прочитав несколько статей в интернете, профессионально рассуждать на любую заданную тему в рамках 160 знаков внимания. Ну, вы поняли. И если вы готовы поклясться, что родители высокой моды — французы, то перед вами очередная статья, призванная спасти вас в трудную минуту. А может, даже блеснуть в нужный момент.

Вас удивит, но родителем высокой моды был англичанин, который на деньги шведа создал первый кутюрный дом House of Worth.


С тех пор в мире моды почти ничего не изменилось. Одни портные зарабатывают репутацию и славу, одевая первых лиц и популярных певиц. Другие зарабатывают деньги, многократно множа свои идеи в ходовые размеры и излучая рекламные улыбки на национальных каналах. А некоторым даже удается соединять первое со вторым.
Даже если в начале статьи вы согласились, что это не ваше дело, в вашей голове все равно живет собственная десятка. Но есть пару имен, рассказав о которых, вы сможете полностью изменить мнение о себе в глазах окружающих. Я начну с общей информации и пары фактов, а в случае заинтересованности вы можете продолжить изучать эту тему. Помните, глубина знаний ведет к зависимости.

ЭЛЬЗА СКИАПАРЕЛЛИ (ELSA SCHIAPARELLI)


Девушка-протест из обедневшей римской аристократической семьи, дед которой был знаменитым ученым, открывшим марсианские каналы. Мать говорила ей, что она уродлива, и Эльза придумала исправить ситуацию, решив вырастить у себя на лице цветы. Она засыпает семена себе в уши, рот, нос и глаза и практически задыхается, ее спасают чудом. Неудивительно, что в 16 лет она убегает из дому. Затем следует неудачное замужество за графа Вильяма де Вендт де Керлор, завершившееся разводом и дочкой с диагнозом «детский паралич». Без денег, связей и знакомств она возвращается в старый свет, покорять Париж. «Бедность заставила меня найти работу, а Париж дал мне любовь к ней», — напишет она позже. Благодаря вкусу и отличному образованию она начинает работать в антикварном бизнесе, где знакомится с великим Полем Пуаре. Несмотря на его рекомендации, ее не берут ни в один модный дом, поскольку она не умеет шить. «Вам лучше картошку высаживать», — говорит ей одна ассистентка кутюрье, которая согласилась ее выслушать благодаря рекомендациям Пуаре. «Зато я умею придумывать то, что завтра будет носить весь Париж», — отвечает Эльза. На премьере фильма «Андалузский пес» она знакомится с Дали. Девушка, хохотавшая в зале, вызывает интерес у художника. Она рассказывает Сальвадору, что не видела более смешного фильма, а он в ответ хвалит ее платье и говорит, что она делает их в стиле его картин. Эльза незамедлительно отвечает: «Нет, это вы пишите картины в стиле моих платьев». В этот момент ее вязаный свитер с белой вставкой уже напечатан в Vogue, а черное вязаное платье с фантастическими узорами скоро станет хитом.

Первая полноценная коллекция состоит из платьев с принтами омаров, шляпками в виде перевернутых туфель, ожерелий из сушеных жуков, «подранных в клочья» платьев, однако ее замечают, и, на удивление всем, она становится финансово успешной. Это был успех, вопреки всякой логике. Так о себе заявляет дом Schiaparelli. Это успех «оригинала от моды», который со временем стал только закрепляться. А самой забавной станет вечная борьба с Шанель: однажды на званом ужине Коко Шанель с присущим ей сарказмом предложит Скипарелли присесть на свежеокрашенный стул, сказав, что как раз свежее пятно от краски добавит ее стилю остроты и индивидуальности. Эльза промолчала, но через несколько дней выпустила коллекцию одежды с карикатурами на госпожу Коко.

ПОЧЕМУ ЕЕ НУЖНО ЗНАТЬ:


— разделила купальник на две части и «вырезала» спину в закрытом купальнике;
— разделила юбку на две части, создав прообраз шорт, чем весьма удивила Уимблдон. Первой в двойной юбке появилась известная теннисистка Лили де Альварес;
— стала наносить принт с использованием эффекта «тромплей» (оптическая иллюзия, когда предмет, изображенный на плоскости, кажется объемным);
— в 1936 году разрешила использовать в моде цвет фуксии, точнее shocking pink;
— начала давать имена коллекциям, а не отдельным вещам;
— первая стала использовать зиппер как элемент дизайна;
— была одной из первых, кто продвигал идею украшений в виде бижутерии, вместо привычных бриллиантов;
— первой сделала дизайнерские вязаные вещи;
— привлекла известных художников для создания коллекций, так появились пуговицы в виде скульптур, сумасшедшие принты, ожерелье из таблеток аспирина и платье-скелет;
— делала шоу из показов, вместо привычных для того времени занудных выходов манекенщиц;
— заставила похоронить себя в костюме «этого ужасного розового цвета» — цвета фуксии.
И вы думаете, ее забыли? Найдите в Google фото духов Schiaparelli Shocking 1937 года и сравните с Jean Paul Gaultier Perfume. Или сумку Prada от Дэмиена Херста — и сравните с ожерельем из жуков. Кто-то говорит — плагиат, мы говорим — традиции.

 

БАРБАРА ХУЛАНИКИ (BARBARA HULANICKI)


После трагической гибели известного польского дипломата Витольда Хуланики от рук радикально настроенных сионистов его жена с четырьмя дочерями переезжает из Палестины в Лондон. Не желая зависеть от семьи, одна из дочерей, Барбара, поступает в колледж искусств и достаточно быстро заявляет о себе в модных кругах. Работая внештатным иллюстратором для Vogue,Tatler, The Times, Women’s, Wear Daily и Harper’s Bazaar, она создает компанию Biba’s Postal Boutique, отшивая на заказ недорогую одежду по собственным эскизам и рассылая их почтой. Успех приходит к ней в 1964 году после публикации небольшой заметки в Daily Mirror: благодаря фото популярной модели Паулин Стоун в клетчатом платье Biba, сделанном известным фотографом Джоном Френчем, Барбара Хуланики становится знаменитой.

Утром после публикации Барбара, как обычно, поехала с мужем забирать заказы из почтового ящика. Она по привычке осталась ждать его в машине — обычно Фитц выходил с небольшой коробкой, но в тот день из-за угла сначала «вышла» улыбка, затем мешок с письмами, а затем и сам муж. «Там осталось еще несколько таких же мешков», — сказал он. К вечеру у Барбары было пару тысяч заказов. За пару недель они продали 17 000 платьев.

А еще это история девушки, которая подсознательно создала ключевые принципы fast fashion, и придумала провокацию для девочек: в магазине был полумрак, громко играла модная музыка, отпугивающая мам, с которым в то время было принято ходить по магазинам. Отдел для тинейджеров-девочек назывался «Лолита». На витринах не было ничего, кроме логотипа, чтобы посетители были вынуждены зайти внутрь. Коллекции обновлялись в разы быстрее, чем в любой рознице. Барбаре было достаточно почувствовать новый тренд или увидеть что-то впечатляющее на показе или по телевизору — и через пару дней это уже продавалось в ее магазине. Персонал встречал посетителей в одежде Biba, а не в униформе. А ключевым фактором было ценообразование — любая работающая девушка могла себе позволить быть ее клиенткой.

Барбара первая догадалась соединить гламурный имидж с доступными ценами. Biba look быстро оценили ребята из «Роллинг Стоунз», «Битлз», Ричард Аведон, Брижит Бардо, Миа Фэрроу, Шер, Твигги. Одними из первых магазин начал давать одежду в аренду для съемок и телепрограмм, записывая их в специальный блокнот. Однажды в магазин зашла Йоко Оно и попросила одолжить ей платье для проекта, пообещав вернуть вечером. В вечерних новостях показали один из перформансов Йоко Оно: она была одета в Biba, но к концу протеста полностью изорвала наряд в клочья. Барбара, в свою очередь, вычеркнула ее из списков должников и никогда не просила вернуть вещь назад: никто уже не вспомнит, сколько было продано этих платьев на следующий день.

ПОЧЕМУ ЕЕ НУЖНО ЗНАТЬ:


— дизайн магазина был частью «получения опыта бренда» (Барбара первая произнесла эту формулировку), а не местом продажи. В Big Biba было 6 этажей, включая ресторан, spa-салон и зимний сад с экзотическими животными;
— логотип Biba, разработанный известным Джоном Макконеллом, был частью дизайна вещей. Бирки, надписи и указатели тоже были дизайнерскими разработками;
— Барбара ввела понятие выкладки как части дизайна магазина, расставляя товар по цвету или создавая стены из футболок. Также ради дизайна могла оставить в продаже пальто на протяжении всего года;
— первая в истории розницы разрешила тестировать на себе косметику до покупки. Это стало трендом в Лондоне, и многие заходили в Biba, чтобы накраситься на вечеринку или на работу;
— сократила срок появления товара от задумки до раскладки на полках магазина до нескольких дней;
— первая из массовых брендов ввела лимитированные серии;
— придумала продавать набор одежды одного дизайна «мама — дочка»;
— потому что в ее магазине снимал видео Дэвид Боуи;
— набирала персонал из девушек-близняшек;
— в 1971 году в ее магазине террористы взорвали бомбу, чтобы привлечь внимание к нарастающей проблеме зависимости женщин от современной моды;
— она до сих пор работает в качестве консультанта, создает дизайны интерьеров и предметов быта;
— ну и как минимум потому, что первой работой Анны Винтур была Biba Girl.

 

АНДРЕ КУРРЕЖ (ANDRE COURREGES)


Ему больше 90, и он все еще «в седле». Одна из последних коллабораций — футуристично-японская коллекция из 10 бьюти-продуктов для Estee Lauder. Ученик великого испанца, Кристобаля Баленсиаги, так и не научился уживаться с классическими идеями своего учителя, и в 1961 году на свет появился Maison de Couture. Инженер Андре, прошедший Вторую мировую летчиком, даже если бы и создал только Space Age, остался бы навсегда в истории моды. Показ 1964 года выглядел как появление инопланетян: полностью белый задник был поделен на 8 белоснежных дверей, из которых появлялись девушки в белоснежных шлемах и такого же цвета укороченных платьях-колоколах. В 1969 году появляется линия готовой одежды, а чуть позже спортивной, и становится настолько успешной, что олимпийский комитет заказывает униформу для проведения мюнхенской Олимпиады. Но она, правда, запомнилась исключительно благодаря теракту «Черного сентября» и гибелью 11 членов израильской сборной.

ПОЧЕМУ ЕГО НУЖНО ЗНАТЬ:


— когда в 1924 году с легкой руки Жана Пату длина юбок начала стремительно уменьшаться, на варианте мини остановил этот процесс Курреж. И хотя официально существует два родителя мини-юбки, судя по всем историческим фактам, именно Анре может считаться первым ее «придумщиком»;
— первым стал использовать высокотехнологичные достижения науки и инженерный конструктивизм в своих коллекциях — от новых материалов до светящихся в темноте красок;
— несмотря на бессистемные попытки, именно Андре массово переодел женщин в брюки и мужской костюм (не путать с фраком от Лорана);
— создал женские skinny-брюки;
— ввел в высокую моду кислотные цвета и пластик из ПВХ;
— создал прообраз sport fashion;
— ввел в моду шлем как головной убор;
— в его показах живые модели боксировали с моделями на видео или участвовали в дефиле по городу на мотоциклах;
— Курреж не был автором костюмов в фильме «Как украсть миллион», но его имя настолько тесно ассоциируется с авангардными формами, что многие до сих пор приписывают ему наряды Одри Хепберн. На самом деле их создавала Мэри Куант.

 

НАДЕЖДА ЛАМОНОВА


Ламонова — единственный российский, а позже советский дизайнер одежды, о которой с уважением отзывались на Западе. Родилась она в год отмены крепостного права в России в семье обедневшего дворянина из деревни Шутилово. В свои 24 года на заработанные деньги открывает собственную мастерскую в центре Москвы на Тверском бульваре. Уже, будучи популярной, она постоянно ездит в Париж знакомиться с последними модными коллекциями признанных мастеров и читает книги по истории, живописи и этнографии. В 1901 году Станиславский приглашает ее в Московский художественный театр создавать костюмы для спектаклей. После революции Ламонова, несмотря на уговоры выезжающих клиентов, по собственному желанию остается в Москве.

С новой властью у нее появляются проблемы, однако за нее поручается жена Максима Горького. Через несколько лет на международной выставке 1925 года Art Decoratifs в Париже ее коллекция «Русский модерн» с платьями из мешковины и бусами и другими аксессуарами из хлебного мякиша завоевывает Гран-при, обойдя представленные там коллекции от Поля Пуаре и Коко Шанель. Выявив огромную потребность общества в красивой и качественной одежде, она пытается создавать коллекции, которые можно было бы отшивать партиями. Однако ее мечтам не суждено сбыться, и единственной отдушиной остается работа в театре, который становится ее вторым домом. В начале войны труппу театра эвакуируют, забыв сообщить об этом Надежде Петровне. Она, как обычно, выйдет на работу, но увидит запертую дверь и умрет от сердечного приступа на лавочке рядом с театром.

ПОЧЕМУ ЕЕ НУЖНО ЗНАТЬ:


— имела звание «Поставщик Двора Ея Императорского Величества»;
— не умела шить, но создавала одежду придуманным ей методом «обмотки». На клиентку набрасывали ткань или обертывали, затем на протяжении нескольких часов материал обкалывали булавками, чтобы создать необходимый образ. И только после этого по созданному «эскизу» шилось платье;
— одна из первых в мире отказалась от корсета в женских платьях;
— совместно с Пуаре возродила и сделала популярной во всем мире прозрачную тунику с мехом a la russe;
— в 1921 году создала авангардную коллекцию для съемок немого фильма «Аэлита»;
— география распространения ее платьев была одной из самых впечатляющих в мире.

 

РОЙ ХOЛСТОН (ROY HALSTON)


American Dream, рожденный в 1932 году, или история о бедном мальчике, который стал иконой для модной публики США в 70-х. Детским увлечением Роя было конструирование шляпок, что в принципе должно было вызвать массу вопросов у родителей в захолустном городке Де Мойн в штате Айова, но мать мальчика и сама хорошо шила и не обращала внимания на странные увлечения сына. После переезда в Чикаго Рой легко поступает в школу при художественном институте, и уже через пару месяцев в Chicago Daily News выходит заметка о молодом таланте и его коллекции шляп. В 1957 году Рой уже владелец собственного магазина, но его приглашают в Нью-Йорк поработать для Лили Даше. Это был отличный опыт и возможность познакомиться с потенциальными клиентами. А еще через два года он попадает в престижный Bergdorf Goodman, чтобы создавать коллекции шляп. Рок-н-ролл начинается в 1961 году, когда Жаклин Кеннеди в его шляпке появляется на инаугурации своего мужа.


С этого момента в голове Роя будет громко звучать музыка под самые лучшие наркотики, которые может предложить никогда неспящий город. Лаконичный стиль шляпок Halston позволяет носить их не только по особым случаям, поэтому продажи взлетают вверх. В 1968 году Рой открывает магазин на Мэдисон и решается на показ полноценной коллекции из 25 выходов. После дебюта пресса называет его «главным модным дизайнером Америки». А чтобы закрепить успех, в сотрудничестве с гением дизайна и известным ювелиром Эльзой Перетти он выпускает духи в дизайнерской упаковке. Они станут хитом продаж, собрав за два года рекордные 85 000 000 долларов. А яркий, веселый и харизматичный Рой становится желанным гостем всех богемных вечеринок. Уже неясно, где друзья, а где клиенты: в этом списке оказываются самые известные люди того времени — от Энди Уорхола и Бьянки Джаггер до Лайзы Миннелли и Барбры Стрейзанд. Нет ни одной громкой вечеринки в «Студии 54», где бы он не отметился.

Его тонкое чутье на тренды хотели использовать все. Свидетельство тому — форма для олимпийской сборной, одежда для девочек-скаутов, форма полиции Нью-Йорка, одежда для бортпроводниц и оформление кресел в самолетах. Зачем-то он подписывает контракт с J. C. Penney на создание недорогой коллекции, и его сразу же убирают с полок Bergdorf Goodman. Он был перфекционистом. Он не мог делегировать себя. Все, что выходило под его именем, должно было быть сделано им самим. Позже он продаст свою бизнес-компанию Esmark Inc., которая отстранит его от работы и запретит выпускать одежду под собственным именем. Это был один из последних ударов. Он умер от рака, СПИДа, наркотиков и усталости. Его партнер и в прошлом мальчик по вызову венесуэлец Виктор Хьюго, отвечавший в компании за оформление витрин, выедет из квартиры, где они прожили 16 лет. Так закончится эра самого звездного и веселого дизайнера Америки 70-х.

ПОЧЕМУ ЕГО НУЖНО ЗНАТЬ:




— Рой создавал мир вокруг идеи. Когда ему было что-то нужно, он мог создать даже специальную ткань. Так случилось с ultrasuede — специальным составом ультразамши, которая была разработана им, чтобы пошить знаменитое платье-рубашку с воротничком и пуговицами;
— его показы были скорее похожи на рок- или поп-фестивали с кучей света, звука и специальных музыкальных решений;
— за его фразу: «Нет никакой магии в фэшн, фэшн делают люди. Разные люди»;
— чтобы разобраться в этом скандальном сотрудничестве с легендарным Чарльзом Джеймсом;
— потому что у Джеки Кеннеди был точно такой же, как и у Холстона, размер головы, и это сильно выручало его с примерками;
— потому что Энди Уорхол в своей книге посвятил ему целую главу, назвав его «первым всеамериканским»;
— потому что у него были «собственные» модели, которых он называл Halstonettes: одна из первых темнокожих моделей Пэт Кливленд, муза Лорана; испанка Нати Абаскаль, муза Валентино; Беверли Джонсон, первая темнокожая модель, попавшая на обложку американской версии Vogue и многие другие.

В этом мире гораздо больше информации, чем нам необходимо, и единственный способ не тратить время напрасно — становиться избирательнее. Так, чтобы на полках мозга оставалось только то, что дорожает с годами. Весьма надежный, хоть и не всегда одежный принцип. Посмотрим на коллекции spring/summer 2016, ведь все уже началось. Точнее не останавливалось.

 

 

22.09.2015

Комментариев нет

Для того, чтобы добавлять комментарии к статьям, вам необходимо авторизоваться на сайте.
Материалы данного сайта не могут быть использованы на других сайтах и изданиях без письменного подтверждения редакции JetSetter.
С более детальными правилами вы можете ознакомиться в разделе «Правила использования материалов портала JetSetter.ua»
© 2016